Традиция. День Победы

Поделись

Я не помню, когда у нас сложилась эта деньпобедная традиция, случилось же это когда-то в первый раз? Не помню. Наверное, после того, как умер наш настоящий ветеран, человек реально золотой души – дядя Ваня. Иван Митрофанович Орел.

У него и фамилия была знатная! Он родом был из запорожских казаков, поэтому такие фамилии, скорее прозвища – Сокол, Орел, Ус – были там не в новинку.

Дядя Ваня прошел всю войну, от  первого до последнего дня. Никогда не рассказывал об этом, просто был очень хорошим человеком. Знаю только, что служил в войну в разведке и закончил ее капитаном.

Интересно, что когда воевали за Ростов, он позанкомился с тетей Катей, да так к ней прикипел, что вернулся после войны к ней, а не к своей первой жене, жившей на Украине.

Это были не мои родственники, а родственники мужа. Но очень скоро для меня это перестало иметь значение. Имело значение только одно – на День Победы идти в гости к Орлам и поздравлять дядю Ваню.

Когда дядя Ваня умер, мы завели другую традицию. Каждый День Победы мы открывали шашлычный сезон у тетки моего мужа – Ларисы. Она жила в районе Мясокомбината в частном дворе, и мы приходили к ней с замаринованным мясом, детьми и свекровью.

Вместе жарили мясо, вместе и с большим аппетитом его ели. Сестры были соответственно 1935 и 1937 года рождения, то есть в войну были детьми.

Я страшно любила втравить обеих сестер в воспоминания о войне. Моя свекровь – на два года младше Ларисы, ей в сорок первом было четыре года, но память у нее феноменальная. Они обе родились и выросли в самом центре Ростова – на Пушкинской и Согласия – недалеко от вокзала, куда бегали в войну на заработки – продавали холодную воду. В летнюю жару, когда через нашу станцию проезжало множество поездов, и холодная вода была у проезжающих большим дефицитом.

Они тащили бидоны с водой из колонки с горы на вокзал и там продавали по копейке (что ли?) за стакан. А после на гору бежали уже с пустым бидоном и заработком. За новой водой.

Постепенно, они втягивались в воспоминания, помогали друг другу вспоминать, дополняя друг друга и перебивая:

– А помнишь?.. А помнишь?..

Вспоминать вдвоем им было легче  и интереснее. Иногда их рассказы становились потрясающе интересными, и я жалела, что у меня нет диктофона с собой. Это были детские воспоминания о немцах, размещавшихся у них на квартире, об окопах по Пушкинской, о бомбежках и крестных походах, чтобы отвести бомбы от их дворика.

Потом мы возвращались домой, традиционно заходили на Братское кладбище на солдатскую могилу. Это было уже ближе к вечеру, памятник просто тонет в цветах – очень простых, сирень, тюльпаны, нарциссы. Посетителей традиционно немного, зато есть возможность обойти вокруг, постоять, помолчать, подумать. Очень тихо, не слышно шума города, как будто время замерло.

Люблю эти моменты.

Сейчас свекровь осталась одна, вспоминать одной неинтересно…

Мои на войне

Не хочу это забывать никогда. Светлая им память

  1. Ходосов Николай (дядя по отцу)– 1923-1943 Курская дуга
  2. Гнибеда Дмитрий Гаврилович (брат дедушки) – прошел всю войну
  3. Гнибеда Иван Гаврилович (брат дедушки) – прошел всю войну
  4. Гнибеда Алексей Гаврилович (брат дедушки) – прошел всю войну
  5. Прончак Борис Николаевич (муж тети) – прошел всю войну
  6. Шевченко Алексей Иванович (муж тети) – малолетний узник концлагерей
  7. Орел Иван Митрофанович – с 41 до 45-го, капитан разведроты, золотой человек
  8. Бибко Зоя Никитична (тетя мужа) – угнана в Германию, вернулась в 45-ом
  9. Головкин Виктор Семенович (сосед) – воевал в 44-45, дошел до Берлина, танкист.

 

2011 г. Ростов-на-Дону

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *