Рина Пиантанида. Как я не стала… Отрывок из книги читает автор

Поделись

Обложка Как я не стала

Книга Рины Пиантанида “Как я не стала… Руководство тем, кто хочет СТАТЬ”

Глава 5. Как я не стала старшим инженером

1

Нужно было думать, что делать дальше – работать или учиться. Работать я не хотела – куда я могла пойти без образования. Аттестат у меня был с тремя четверками, вполне прилично, не пропадать же ему! Значит надо идти в институт. В какой? Принципиальной разницы нет, ведь мне просто надо пересидеть где-то год, а потом опять ехать в Москву, пробоваться в театральный вуз. Значит надо что-то попроще, полегче и поближе к дому. Ближе всех был институт железнодорожного транспорта, 15 минут пешком, значит в него. На какой факультет? Это я решала, когда стояла перед дверями приемной комиссии. Прочитав мудреные названия железнодорожных специальностей, нашла то, что я понимала без словаря – «строительство» чего-то и чего-то, но остальное было неважно. Решила, что это как раз то место, где можно «пересидеть» год. Записалась на подготовительные курсы по физике, математике и литературе. С таким хорошим аттестатом, как мой, нужно было, сдав за два экзамена, набрать восемь баллов, и ты уже студент.

Этот месяц стал тем самым шлейфом, который потянулся с выпускного вечера. Сразу после него я уехала в Москву, а вот вернулась в вакуум и полное одиночество. Сережа Здоровцев уехал в Киев и оттуда писал длинные письма про курсантские будни и свою любовь. Идти на поклон к бывшим друзьям я не хотела, а они все как будто вытерли меня из своей жизни. Вот тогда я поняла, что эти два последних школьных года жила в иллюзии, что меня просто использовали, когда не у кого было списать домашнее задание. Это было мое первое настоящее одиночество, настоящее, полное. Когда некуда пойти вечером, никто не зовет гулять, никого нет рядом. Осознание этого пришло очень спокойно, взвешено, без эмоций. Простая констатация фактов. Нужно было жить дальше, пока одной, без друзей, а там видно будет. Тот стиль поведения, который у меня выработался тогда, я использую во всей остальной жизни. А именно одиночество – это период для какого-то вынашивания, возможность побыть с собой, спросить у себя, что я хочу, и, главное – это возможность поменять направление пути. То мое одиночество длилось всего месяц, были у меня периоды более затяжные, когда кончается терпение, уходит вера в себя, проявляются зависть, обида, раздражение на всех и вся. Но это было уже после. А тогда, свой первый экзамен на зрелость я выдержала, как и училась, на твердую «четверку».

Весь июль я готовилась к поступлению, утром и днем занималась самостоятельно дома, вечером ходила на подкурсы в институт. Там я блистала – я первая все решала, потом показывала у доски, что и как я решила. Я убедилась, что у меня была хорошая подготовка в школе, что я поступлю наверняка – вера в свои силы была просто невероятная.

На занятиях по литературе преподаватель задавала писать сочинения. Для меня это никогда не было проблемой, я могла сесть и сразу написать любое сочинение. Если же я начинала его перечитывать и исправлять, на божий свет появлялось второе сочинение, и так могло быть до бесконечности. Причем каждая предыдущая попытка казалась хуже, неинтересной, вялой. До того, чтобы удовлетворить себя идеальным сочинением я в школе как-то не дописывалась. Так вот на любые темы на занятиях по литературе я выдавала очень сносные экспромты. Как-то преподаватель меня спросила: «Зачем ты идешь в технический вуз, деточка?». Не могла же я рассказать ей про свое театральное будущее.

Как и предполагалось, в институт я поступила, сдав два экзамена. Потом была производственная практика, мы что-то мыли и красили в учебных корпусах. Это уже было интереснее, появились новые подруги, друзья, время было заполнено новым занятием, новым общением. В сентябре началась учеба.

2

Я «засветилась» прямо с вечера первокурсника, на котором что-то читала. Потом читала на вечерах в клубе почти весь первый курс. В начале второго курса я шла институтским парком домой. Вдруг на меня налетело что-то маленькое и круглое, похожее на Вини Пуха и спросило: «Ты чего не приходишь в клуб на репетиции студенческого театра?». Я не знала, что ответить, поэтому наспех пообещала, что приду. Этим «маленьким и круглым» оказался замечательный человек и мой большой друг на протяжении всей последующей жизни – Лена Тарасенко, в простонародье именуемая Тараська.

Я пришла на первую репетицию вновь образованного студенческого театра. «Вновь образованного» потому, что на место прежнего режиссера, бессменного Валабуева, была приглашена новая кандидатура. Ее звали Валентина Александровна Чеховская. Невысокая женщина и на первый взгляд не красавица, но с таким горящим сердцем и такими горящими глазами, что в этой домне могла зажечься даже бездарность. С В.А.Чеховской меня связало десять лет совместного творчества, спектаклей, постановок, работ над ролью. И всегда – до самой сути, до самого донышка, до конца!

Я пропадала в клубе в перерыве между репетициями писала курсовые работы, успевала учиться на отлично и умудрилась закончить технический вуз с отличием. За время студенчества мы много ездили по стране. Благодаря железнодорожному профилю вуза каждую зиму во время зимних каникул мы на две недели уезжали с концертами по городим и станциям Северо-Кавказской железной дороги. Сколько историй, казусов, импровизаций было за время этих поездок, сколько впечатлений мы привозили с собой и жили этими воспоминаниями до следующего года. Некоторые концерты и казусы я помню до сих пор, что-то вытерлось из памяти. Осталось только ощущение полноты жизни, удовольствия от творчества, радости от побед.

Летом мы ездили с агитбригадой туда, где в студенческих строительных отрядах работали студенты нашего вуза. Днем, когда народ трудился, мы репетировали, а вечером, после работы уставшие ребята собирались в зрительном зале под открытым небом. А мы поднимали им настроение, заряжали своей энергией и давали возможность расслабиться и отдохнуть.

В период летних каникул мне как активистке полагалась профкомовская путевка на море, где за какие-то смешные деньги мы отдыхали двенадцать дней. С той поры осталась легкость на подъем, только свисни – и дорожные сумки собраны.

Если посмотреть на институтский период нынешними глазами, то это было «краткосрочное решение долгосрочных проблем». Все мои потребности были удовлетворены – я училась, значит развивалась, вела бурную культурную и общественную деятельность, значит, признания было больше, чем достаточно, я помогала в учебе всем, кто просил, причем делала это совершенно безвозмездно, я все пять лет провела на сцене и была настоящей звездой студенческой самодеятельности, значит, творила практически круглосуточно.

Эти пять студенческих лет все было классно, здорово, супер! Но это было «краткосрочное решение», потому что когда-то этот кайф должен был кончиться. И он кончился в 84-м году.

Книга Рины Пиантанида “Как я не стала… Руководство тем, кто хочет СТАТЬ”

3 комментария to “Рина Пиантанида. Как я не стала… Отрывок из книги читает автор

  • Я тоже училась не там , где хотела. Только меня не отпустили родители. Было длительное разочарование, которое наложило опечаток на всю жизнь: было безумно жаль, что лучшее время жизни прошло не там и не с теми…Мама до сих пор считает, что была права, когда закрыла мне путь. А для меня это по-прежнему если не проблема, то ситуация, которая надолго подорвала веру в себя…

  • А у меня студенчество началось с колхоза, где мы целый месяц собирали помидоры, яблоки, орехи. За это время перезнакомились с ребятами и с нашей группы и других. Были и романы и разочарования.

  • Очень хочется прочитать всю книгу.Жду с нетерпением. Есть такое – это даже не целеустремленность, а какая то упертость, которую трудно объяснить даже себе. Почему нужно, чтобы было именно так, а не иначе. Причем в итоге то видишь, что и не принципиально было так уж настаивать на своем. Я когда поковырялась в себе, то решила списать эти издержки на гороскоп. Я по гороскопу овен, по году коза. Упрешься рогами и не видишь дверь, открытую рядом. Сейчас наблюдать за собой со стороны и сильно не упорствовать в своих убеждениях и желаниях. Отойдешь, посмотришь на ситуацию со стороны и думаешь: ну с чего ты решила, что только черное или белое. Бывают же и оттенки. Лет двадцать назад записалась на прием к психологу (проблемы семейные). День приема. Сломалась машина. Поездка отменяется? Нет! Поставили на уши всех знакомых – нашли. Приехали. Приема нет. Психолог заболела. После этого стараюсь смотреть на ситуации отстранённо, чтобы не выглядеть бараном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *