Последнее письмо “Жорику”

Поделись

Здравствуй мое Солнце!

Можно я так и буду называть тебя сейчас, пусть в последний раз, но я не собираюсь изменять форму обращения.

Сегодня утро началось с твоего письма. Когда я открыла его, я увидела необычно сжатый размер – это так нетипично для тебя. Ты забрасывал меня письмами гигантских размеров – по три-четыре листа формата А4. Они неизменно были полны большого чувства и твоих вопросов. Двадцать писем, всего двадцать писем, включая и последнее. Тогда без него получается девятнадцать. Мое счастливое число. Месяц жизни. А точнее тридцать четыре дня.

Как, однако, хорошо, что это закончилось так быстро. Боли совсем нет. И даже пустота не очень чувствуется. Спасибо Зеланду, он сделал свое дело. Я не плачу и не страдаю, нет ни злости, ни обиды, просто что-то ношу внутри – большое и почему-то пустое. Какой-то дискомфорт оттого, что обманулась. Держит на плаву только мысль – значит, и это мне было для чего-то нужно. Значит, это наилучший вариант развития событий. Странно, что сегодня утром после пробуждения вспомнила Лари и подумала, а что если написать ему сообщение? Проверила почту, нашла последнее письмо от тебя.

Первая мысль после прочтения – написать тебе ответ. Почему я должна иметь мужество читать несправедливые письма в свой адрес, и лишаю тебя такой же возможности. Вот села и пишу.

Мыслей почему-то нет. Обиды нет тоже. Даже могу похвалить себя за то, что я смогла подвести тебя к последней черте всего за месяц. Ты ведь мог писать такие письма годами. Писать их и получать эротическое удовольствие, перенося на бумагу свои фантазии. Я не напрасно еще вначале переписки говорила тебе, что ты – настоящий писатель. Ты реально записался. Если ты будешь этим заниматься, тебе не нужна будет женщина в реале. Достаточно хорошо помнить, как она выглядит и из каких частей состоит.

Помнишь, как отличались наши вопросы друг другу? Как небо и земля. С первого письма мы задавали друг другу вопросы. Каждое следующее письмо так и строилось: начало – про чувства, как я скучаю и жду, середина – ответы на вопросы из предыдущего письма, завершение – новые вопросы, совсем завершение – снова чувства. Правда, вопросы несколько различались. Мои были более приземленные – о жизни, близких, работе, доме, интересах и друзьях. Твои – о чувствах, обо мне, о моем сексуальном опыте. Я старалась быть искренней и максимально открытой. Никто не спрашивал меня никогда о подобном, никому я не рассказывала очень многое из того, что рассказывала тебе.

Помнишь, мои вопросы закончились быстрее, а твои продолжались, постепенно переходя в откровенную эротику. Я думала, так надо, и старалась отвечать так, как думала и чувствовала.

Когда твои письма шли достаточно ритмично, я не замечала динамики и все большего погружения в эротику. Списывала на твой южный темперамент и чувственную натуру. Сомнения возникали, когда я задавала себе вопрос – почему мужчина, который называет меня Богиней, который имеет высокий доход, не может позвонить мне по телефону, не может даже послать смс? Я объясняла это себе твоей занятостью. Как будто на письмо в четыре листа требуется времени меньше.

Ты должен был заговорить о реальной встрече. Невозможно было разжечь мой костер без этого. И ты заговорил. А я взяла да и уцепилась за эту идею. И больше не отпускала ее. Ты пытался кормить меня «возможной реальной встречей», подогревая таким образом мое воображение, а я задавала прямые вопросы – когда? Тебе пришлось выдавить – сентябрь. А я продолжала спрашивать – когда, ведь сентябрь имеет 30 дней.

Мы как будто пошли в наступление, в лобовую атаку друг на друга. А хотела узнать то, что важно для меня – реальность. Ты хотел получить то, что важно для тебя – оргазм от написания своих и чтения моих писем. Верю, с каждым моим письмом оргазма было все меньше. Дискомфорта больше. Да и сентябрь наступил.

Знаешь, что в первый раз отрезвило меня? Когда после трехдневного молчания (ох уж эта занятость!) ты написал письмо, в котором главной мыслью была потребность в моем бритом влагалище. Причем с такой настойчивостью, как будто мне следовало немедленно пойти в ванную и побрить лобок! Я не стала тогда обращать на это внимание, может, просто соскучился и не подумал о том, что пишет.

Нет, ты все хорошо думал, просто скорей всего, именно эта фантазия доставляла тебе максимальное удовольствие. Мы пробовали говорить по скайпу. Я была рада увидеть тебя, твое лицо, услышать голос. Ты, как я понимаю – не очень. Это не было продолжением твоих эротических фантазий. Это был разговор двух приятелей. Никакого интереса. Поэтому мы больше не говорили по скайпу.

Твои письма становились реже, становились короче. Мои письма становились короче и суше. Мне надоело писать про любовь, мне хотелось ее испытывать не со строчками на мониторе, а с живым человеком. И по возможности еще и жить – гулять, разговаривать, делиться мыслями. Я никогда не была для себя только бритым влагалищем, уж извини.

В Интернете много всяких людей, но с подобными писателями я сталкиваюсь впервые. Спасибо, что добавил красок в копилку, спасибо, что показал еще одну разновидность обманщиков, пользующихся желанием женщины быть счастливой.

Я уверена, что это развитие событий – лучший вариант для меня сейчас. Я иду дальше. Я просто на один шаг ближе к цели. Я рада, что я могу не терять голову, и если меня можно обмануть, то не надолго.

Это я придавила тебя к стенке, и тебе не оставалось ничего другого, как ретироваться, прикрываясь какими-то дутыми причинами.

Ты обманывал меня с первого дня. А я не дала тебе это делать долго. Ложь, завернутая в красивую бумажку, все равно остается ложью.

Я иду дальше. К моему лучшему варианту.

По-прежнему Богиня.

К счастью, не твоя

P.S. Это письмо было написано в 2009 году очередному Интернет-мену. Из песни слов не выкинешь))

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *