Первые опыты в студенческом театре. Зощенко.

Поделись

Я не помню, когда я в первый раз была в театре, и что там смотрела. Скорее моя любовь к искусству – дань моей леворукости, творческое мышление, так сказать, в крови. Но театр давно и прочно живет со мной и внутри меня. Наверное, самое важное для меня две составляющие – это сопричастность к процессу, непосредственное участие и второе, удовольствие от работы мастеров в тех спектаклях, которые я видела сама.

Я хорошо помню все спектакли, в которых сама участвовала в студенчестве и после него. В наш институтский клуб пришла маленькая женщина, похожая на шаловливого мальчика, и сказала, что она будет режиссером нашего театра. Звали ее Валентина Александровна Чеховская с ударением на О. Таких живых глаз я никогда не видела в жизни. Она спросила, чтобы мы хотели поставить? Вообще этот вопрос всегда у меня был ситуативный. Буквально в это время мой родственник привез их командировки книгу рассказов М. Зощенко (тогда в 70-80-х было тяжело с книгами). Вот я и сказала:

– Давайте поставим рассказы Зощенко?

И мы все загорелись идеей. В. А. насобирала рассказы, написала сценарий, объединила его в какие-то более крупные части, связала между собой так, что было непонятно, где заканчивается один рассказ и начинается новый.

Каждая часть разделялась достаточно серьезной вставкой – о гонениях на Зощенко, о его гражданской позиции и непростой судьбе. Так что сказать, что это был просто юмористический спектакль, совершенно нельзя.

Я не буду пересказывать фабулу и тонкости, но репетиции были просто праздником. Рождение спектакля всегда процесс, я не знаю большего удовольствия, чем совместное творчество. Мы играли не на сцене, а в фойе клуба, задействовали двери и лестницы. Мы ржали до колик на репетициях и придумывали без остановки новые и новые мизансцены.

По ходу спектакля я умирала, меня отпевали, а потом меня выносили вперед ногами. Моя подруга Тараська стояла, склонившись надо мной, и причитала:

–  Бедная ты наша Марина Даничева!

Публике ничего не было понятно, а я не могла сдержать хохота и просила ее:

– Пожалуйста, Лена, плачь про что-нибудь другое. Не поминай меня по имени и фамилии. Я не могу удержаться от смеха.

Потом ко мне подошла наша вахтерша – старая женщина – и интересовалась у меня, не страшно ли мне играть такие покойницкие роли. Да что там тогда страшно было? В молодости сам черт – не брат.

Рассказ «Обезьяний язык» репетировали без нас. Там было два действующих лица, поэтому, когда нам объяснили нашу задачу в массовке, мы смотрели в первый раз и участвовали одновременно. В этом рассказе два человека (Валера Бершанский и Аркаша Майстровой) вели диалог между собой во время какого-то партийного собрания. А мы все типа сидели с ними рядом, создавая видимость реального партсобрания. Рассказ сам по себе не производил никакого впечатления, когда мы его читали – я еще подумала, чего это В.А. взяла такой неинтересный рассказ?

Но что они с ним сделали! Такие паузы, такие двусмысленности, такой актерский дуэт! Просто невозможно было сидеть рядом с постным (как на собраниях) лицом. Причем, сколько бы раз они не играли, столько раз было до колик смешно.

Перед самой премьерой выбрыкнул Вася Кучеров, красавец и очень колоритный персонаж, – не пришел на репетицию. В.А. была неумолима – выгнала. Его роли раздали оставшимся актерам. Самую важную его роль – сумасшедшего купца в поезде пришлось отдать Аркаше. Вася – большой, фактурный красавец – был настоящий купец. Там по сценарию группу психов перевозили из одного дурдома в другой в общем вагоне, и по ходу дела они беседовали с попутчиками. Мы были в шоке – кто может заменить Ваську, который просто рожден был для этой роли. А Аркадий – маленький, субтильный – на купца вообще не смотрится!

Они репетировали без нас – вдвоем с В.А. Когда я увидела их работу, у меня челюсть отвисла.  Какое перевоплощение! Откуда она могла из него все это вытянуть? Степенность, домовитость и талант, Талант, ТАЛАНТИЩЕ!

Бьюсь об заклад, что сам Аркашка, небось, и не помнит этого (надо ему в Дортмунд ссылку кинуть), я а помню. Я помню качественную профессиональную работу над совсем небольшой ролью, где и разгуляться-то негде было, а они разгулялись на пару!

А про остальные наши спектакли я потом как-нибудь расскажу.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *