О, эти странные итальянцы!

Поделись

Ну не знаю, как и кому, а мне с итальянцами никогда не везло, хотя я старалась изо всех сил. Кто такие итальянцы, и как их можно отличить на сайтах знакомств, даже не глядя на страну? Первое, что бросается в глаза на маленьких фотках – красное. Красные рубашки. Красные майки. Красные пиджаки и красные брюки. Не знаю, может, там шли красные трусы и красные носки в комплекте – не проверяла. Но если вам в глаза в мужской части сайта бросается красная одежда или деталь, можно не проверять страну – перед вами итальянец.

Однажды я даже спросила одного из тех, что были в красных штанах (с остальной краснотой в деталях я смирилась), почему итальянцы любят носить красные штаны? Как он поджал от обиды губки, я почувствовала через тысячи километров.

Вторая отличительная черта итальянцев – невероятная артистичность. Я не знаю, какая еще нация, а в особенности мужская половина, может так позировать на любительских фото. Ди Каприо отдыхает – простой Паоло встал перед фотиком! Я не знаю, о чем они думают, что представляют, когда щелкает затвор, но глаз оторвать от этих фоток невозможно.

Итальянцы не зря считаются самыми красивыми мужиками в мире. Они холят и лелеят свое тело, хотя бы те, кто отираются по сайтам знакомств. В пятьдесят они выглядят на тридцать и хотят найти тех, кому чуть за двадцать.

Страна эта жаркая и солнечная, поэтому второе место после фотографий в красных штанах основательно держат пляжные фотографии. Пляжный снимок итальянца это вам не то, что безжизненное белесое, высушенное пищевыми лишениями и хроническим отсутствием солнца тело скандинава или голландца. Это загар, это кубики на прессе. Вобщем, впечатляет.

Жаль, что впечатляют только фотки. Все остальное оставляет желать лучшего. Я подозреваю, что сейчас на мою больную голову полетят упреки счастливо замужних «итальянок», но прежде чем я перейду ко второй части марлезонского балета, хочу напомнить, что рассказываю исключительно о своих находках славных сынов Пиренейских.

Начнем и коротенечко пробежимся. С самого начала я завязла на почти родном и таком долгоиграющем Рикосе. Его завтраки о предстоящей встрече, которыми он меня регулярно кормил, можно слагать в баллады и легенды. Где мы с ним только не собирались встретиться – в Москве, в его пятизвездочной гостинице, в Днепропетровске, на съемной квартире, в Пермской области, среди леса и комарья, на Алтае среди медведей и лыж, в Риме и Милане. Список моих изысканий места нашего будущего рандеву можно еще продолжать, а надо ли? Надо ли вообще поминать человека, который годами разводит лохушек, типа меня в начальной фазе, придумывает истории, мне уже кажется, что он в них и верит. В свой трехэтажный особняк, в котором он почему-то живет в полуподвале, где работает и спит (кровать мне показывал), так сказать, не отходя от станка. Про свою сверхсекретную работу на японскую компанию и про один «маленький» секрет о его росте в 163 см, который он предпочел унести с собой в небытие.

После Рикоси, а главное, того опустошения, которое последовало через три с половиной месяца его мастерского развода, я вообще с трудом читала это слово Италия. Спасибо тебе, Рикося, за урок. Теперь календарь – это моя настольная книга!

Недавно на моих горизонтах начали снова попадаться мужчины в красных трусах и без оных. Прицепился мальчонка 26 лет от роду, с университетским дипломом архитектора. На мой лобовой вопрос – какого тебе надо от взрослой тетки, мальчонка скромно потупив глазки, поведал мне страшную историю, как его лишила девственности в 16 лет сорокалетняя подруга матери, и с тех пор он стал навечно приверженцем бальзаковских женщин.

Я честно пыталась вывести мальчика на какую-то светскую беседу, поскольку не могла вечно слушать и говорить о своей неземной красоте. Мальчонка почему-то сворачивал все время на секс – рассказывал какие-то подробности про своих предыдущих перестарков и присылал свои обнаженные фото со стоячими болтами. Фишка была в том, что когда я спросила его:

– А ты можешь говорить о чем-нибудь, кроме секса?

Малец обиделся не на шутку и ответил:

– Я о сексе и не говорю.

Я поняла – я что-то пропустила в жизни, если интимные подробности и стоячие болты это еще не секс. Но углубляться, что же он считает сексом, я не стала, мне этого «несекса» за глаза хватило.

Зато я стала на начальном этапе знакомства занимать позицию наблюдателя и смотреть, куда несет моего нового визами, а не нести его самой.

Поэтому, когда на моем горизонте объявилось еще одно молодое и здоровое итальянское чудо геронтофилической (или геронтофилийской) наклонности, я просто стала ждать. Я послушно отвечала пять раз «thanks» на фразу – у тебя красивое тело, ты красивая женщина, у тебя красивые ноги и еще какая-то хрень. В шестой раз я тоже похвалила его голый торс (на аватарке). Темы кончились. Потому что пацан мог отвечать на все мои вопросы «yes» и в обратку хвалить опять же мое тело.

Темы он категорически не мог найти, зато всем сердцем рвался в Скайп и на веб-камеру. Но я туда за ним не пошла. Зато я заметила, что да полтора часа этой переброски в чате он:

  • Ни разу не спросил, где я живу в России
  • Не интересовался, чем я зарабатываю себе на хлеб
  • Какая погода в моем городе?
  • Есть ли у меня дети?
  • Кого я ищу?
  • Что мне нравится или не нравится (в жизни, а не в сексе)?

Он ничего не спрашивал меня обо мне, он говорил только о картинке.

Когда мне это изрядно надоело, я отправила ему свой рассказ, он ответил (надеюсь, после прочтения):

– I’m sorry.

Я ответила: ОК.

Сразу за этим объявился еще один, и надеюсь, последний итальянец. Выловил меня сам, без фотки, позвал в Скайп. Про секс не говорил – пошла. На камере очень солидный дядя, совсем не 39 – как написано в анкете. Спрашиваю, что ищешь. Отвечает:

– Я женат, у меня дети, просто треплюсь с русскими, украинками и белоруссками.

Ну, думаю, хрен с тобой, трепись, у меня есть минут 15. Самое занятное – это были его вопросы:

  • Сколько у тебя рост?
  • Сколько ты весишь?
  • Ты была в Италии и когда ты планируешь приезд?

Он зачем-то мне говорил свои антропометрические данные и искренне недоумевал, когда я задавала вопрос, почему ты меня об этом спрашиваешь? Я старалась объяснить:

– Ты сам сказал, что ты женат, и ты только болтаешь. Так какая разница, какого я роста и веса, сколько комнат у меня в квартире и когда я собираюсь в Италию.

Что я там потеряла в той Италии? 163 сантиметра, что ли? Короче, непонимание росло, темы исчерпались.

Под завязку, до него наконец дошло:

– Так ты ищешь мужа в Интернете? (абсолютно искреннее удивление)

Можно было подумать, что в Интернете ищут только останки Тунгусского метеорита. Когда я ответила ему абсолютно утвердительно, последовала не менее убийственная реплика:

– Ну, так я тебе для этого плохо подхожу.

Супер. Заметим, дядя занимается инвестициями в недвижимость и смотрелся, как не дурак. Как жаль, что только смотрелся…

Темы катастрофически кончались. Он уцепился за последнюю соломинку – мой развод.

– Как давно ты разведена? (это еще полбеды)

– У тебя были после развода другие мужчины?

Мой еврейский ответ на это, а именно «За каким … ты меня об этом спрашиваешь?» безошибочно читался в глазах.

Его последняя фраза была:

– Мои вопросы не важны для тебя, прощай. – написал он и отключился.

Позитивный итог – красные штаны пропускаю, не разглядывая, голые торсы разглядываю, как в музее Д’Орсе, Италия, жди меня, я приеду посмотреть на твою великую архитектуру.

Аминь!

Рина Пиантанида

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *