Моя Америка. Письма с того берега

Поделись

Автор: © Рина Пиантанида, 2013

“Живой” театр

театрПродолжение. Начало здесь.

7 Театр-импровизация

3

Начали показывать по очереди – вначале те, что по двое, потом по трое. Оказалось, что наша бригада самая многочисленная. Я уже оглядывалась, где же тут можно взять обеденный стол, когда сцена перед нами была в ресторане, и стол появился.

Нас пригласили, мы расселись за столом и начали играть. Расчет был на то, что будет говорить каждый, а китаец сидел и молчал – слушал, что мы говорим. Вторая «дочка», как только я открыла рот, сидела глядя в него, как парализованная. Она вообще забыла, что надо говорить. Весь диалог типа скандала пришлось тянуть нам с первой дочкой, а золовка (третья девушка) что-то нудила на своей волне, нас не сильно заглушая.

Как вы понимаете, в американском театре импровизации я была не самым сильным говоруном, но я брала русской экзальтированной экспрессией. Я все время повторяла какую-то неправильно составленную фразу, и дальше нее не шла. Короче, скандал у нас не то, что не разгорался, он даже по большому счету и не тлел. Но мужчина – слава ему! – стукнул кулаком по столу и закончил наш спектакль.

Публика наградила нас аплодисментами, и мы разошлись на перерыв. В перерыве мы взяли в таком же импровизированном буфете какие-то снеки и воду. К нам снова подбежала бледнолицая устроительница и стала хвалить мои актерские таланты и мой прекрасный акцент. Говорила, что у нас знакомые лица. Мы с Джоном начали дружно открещиваться, что у нас такие лица, что каждый думает, что мы с ним знакомы. Но она произнесла магическое слово «Реннессанс фестиваль», и нам пришлось сдаться. Да, действительно, мы там бываем ежегодно.

Она поболтала с нами о фестивале, кажется она была королевой фестивала в Ларго (соседнее с Тампой местечко) в сорок затертом году. И перерыв закончился. Если бы не она, я бы с дорогой душой по-английски покинула это местечко, но видно она это чувствовала, и не дала нам даже обсудить эту возможность кулуарно.

Во втором отделении были сольные номера. Каждый желающий снова получил бумажку, в ней была написана фамилия известного человека в США, и они должны были изобразить его так, чтобы публика узнала, кто же это. Тут без Джона никак не обошлось, бумажек было много, поэтому после долгих уговоров он взял из лукошка последнюю под восторженный гул публики. Надо же какое внимание!

Одни показывали, вторые угадывали, я явно была вне темы, поскольку не понимала того, что показывали, и не знала, кого угадывали. Даже, когда они называли, для меня эти имены были шумом ветра в июльской степи.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *