Три истории о дейтинге. История вторая

Автор: © Рина Пиантанида

online-dating-romance
Продолжение. Начало здесь.

Она уже болталась на разных сайтах довольно долго и пока безуспешно. Кто-то строил отношения, а ей попадались одни придурки, зато их была полная коллекция. Пару раз она зависала в отношениях, и уже казалось – вот оно, ее счастье. Ан нет, счастье либо падало в окоп, либо выяснялось, что счастье – дутое, и от него самой стоит бежать подальше.

Этот мен объявился совершенно тривиально – послал интерес на сайте, она ответила интересом и вдогонку послала пилотное письмишко, из последних. Он откликнулся – пара фраз и мыло со скайпом. На выбор. Она выбрала и то, и другое. В Скайпе добавила его в контакты, на мыло тиснула ему тестовое письмо: научил как-то один амер-программер – прежде чем писать сентенции и слать фотки, надо убедиться, что адресочек не паленый. Убедилась – не паленый, в Скайпе добавил и написал приличные к этому случаю мессаджи.

Завязалась переписка – живая и интересная. Она всегда обращала внимание на начало – по нему хорошо видно, какой человек. Иногда бывает так, что переписка ни фига не клеится, как будто и слова те же, а вот что-то не хватает. Тяжелая, вязкая, как кота зи хвост. С этим меном такого не было. Темы находились сами собой – про железную дорогу, на которой он работал, а она проходила практику, о его сегодняшней работе бизнес-консультанта (почти коллеги), о его мечтах и тайных желаниях.

Темы обсуждались открыто и занятно. Перебросились фотками. На всех он более чем хорош – с внучкой и без нее. Подтянутый дядя, высокого роста, с внучкой на плечах вообще класс – улыбка, глаза, волосы. Включили камеру. Он сидел на рабочем месте – большой кабинет, светлый, потолок высокий, люди ходят вокруг, подходят к нему, он не комплексует, ничего не прячет. Иногда напишет ей что-нибудь, временами она наблюдала, как он работает, тогда он мог засунуть в рот ручку, или карандаш, или дужку от очков. Он забывал, что она смотрит на него, увлекался работой и был совершенно свободен в своих действиях. Ей нравилось все, что она видела на экране. Ее сердце, примороженное тотальными придурками и неудачами постепенно начало оттаивать.

Они болтали в первый день около двух часов, потом он извинился, объяснил, что должен идти на встречу и ушел из Скайпа до следующего утра.

Она рассчитывала, что он вернется вечером, потому что он говорил, что у него дома есть свой домашний офис и там есть ноутбук, Скайп и камера. Но он не вышел он-лайн вечером из дома, и было обидно. Ну да ладно. Первая болтовня ничего не значит. Сколько их было таких, которые сегодня болтают и чуть ли не руки тебе целуют через камеру, а завтра забывают и бегут дальше, никогда так и не оглянувшись назад.

Сейчас она уже привыкла к этому. А поначалу она писала пропавщим менам, не хотела верить в неизбежное, спрашивала, что случилось, случаем не утонул или не сломал че-нить? Ответом традиционно была тишина.

Потом она придумала себе ограничение – два безответных письма, то есть в случае молчания мена она писала одно письмо-вопрос, а потом через неделю второе письмо с последними новостями. Но результат как правило был тот же – молчание и игнор. Поэтому родилось третье правило – на молчание мена отвечать молчанием. Себе знать цену тоже надо, чай не на помойке валяется!

Но все-таки хотелось верить, что она его зацепила, этого белого африканца. Зацепила так же, как и он зацепил ее. Ну, не могла она себе не признаться в этом. Было в нем что-то живое, настоящее, всамделишное. Было.

Утром она включила комп и решила просмотреть снова его анкету на предмет того, что не увидела в первый раз. Вчера все произошло довольно стремительно, и она не успела этого сделать. Анкета не открывалась. Он ее заблокировал. Конечно, хотелось верить, что он заблокировал ее после того, как поговорил с ней и понял, что искать больше никого не надо. Хотелось бы, но зачем тешить себя подобными иллюзиями? Она еще мучилась вопросом – тешить или нет, когда он стукнулся в Скайп и сразу вызвал ее по видео.

Он появился на экране, улыбался во весь рот. Глаза светились и лучились счастьем и предвкушением. Он радовался, как маленький ребенок, которому купили в магазине долго ожидаемую и самую желанную игрушку. Она ответила ему такой же широкой улыбкой.

— Ты скучала?

Да, она скучала, конечно. Но ей не хотелось раздавать такие авансы в первый день, поэтому она ответила коротко и спросила его о том же.

— Я тоже. Очень сильно.

И он рассказал, как думал о ней, как долго работал и мало спал. Как летел на работу, чтобы увидеть ее. Все это было трогательно и приятно. Но еще оставались тайные пятна в его биографии, которые ей хотелось бы выяснить. Например, его матримониальное положение. По своему выстраданному опыту она знала, что все мены традиционно пишут на сайтах знакомств – разведен или свободен, хотя на деле так может и не быть. Поэтому она всегда предпочитала узнавать это в первую очередь. Тут же получилось, что весь предыдущий день они трепались про что-то другое, и до этого важного вопроса дела так и не дошло. Ну, вот сегодня ты не отвертишься, решила она и взяла быка за рога. Как и следовало предположить, парнишка разведен не был (разве такие мужчины на дороге валяются?). Сказал, что живет отдельно от жены уже три года. И, наверное, чтобы посильнее разжалобить добавил, что все эти три года у него не было женщины. Короче, сидит пацан на сухом пайке.

Но нас на жалость не пробьешь, и акции его понемногу стали терять в весе. Она прекрасно знала, что такое separated, и ей не улыбалось потратить свое время для его развлечения и лечения, чтобы потом он с новой силой кинулся на сохранение своих прежних семейных отношений. Он рассказал, что живет в доме, где черная женщина убирает, гладит и готовит, если он этого хочет. Похвально — она любила мужиков, которые могут обставить свою жизнь комфортом.

Второй важный вопрос, который она привыкла решать в начале – наличие конкуренток на горизонте – бывших или настоящих не важно. Его не нужно было долго уговаривать, он сам рассказал все, как только он спросила про причины блокировки анкеты.

— Я не хочу, чтобы мне писал кто-то на сайте. Я получаю много писем от женщин. Мне предлагали переехать жить к ним и переехать жить ко мне. Мне предлагали работу и просились на работу. Мне предлагали секс и просили секс. Я ничего этого не хочу. Они все были не такие, как ты.

Если бы она была новичком в этом деле, она, наверное, подлетела от счастья до потолка. Но она уже не раз слышала подобные сентенции и научилась при этом сидеть туго прикрученная к стулу. Приятно слышать, не более. Но все равно приятно…

Наступили выходные дни, и он на связь не вышел. У нее было время покопаться в гугле, поискать его следы в безбрежном океане Интернета. К счастью, люди такого рода в электронном адресе указывают полное имя и фамилию. Она со страхом набрала его в гугле, для верности добавила город. Вышла, конечно, куча ссылок. Но огульно открывать все подряд она не стала, искала упоминание имени и фамилии рядом. Нашла. Первая ссылка была на какую-то деловую социальную сеть. Открыла – его профайл там, его! Его фотка, значит, дядя реально живой, имя его, фамилия тоже, все данные сходятся. Это порадовало. Однажды она таким образом решила проверить одного австрияка, и оказалось, что имя, фамилия и должность все верные, вот только фотографии были совсем другие. Жаль, что она проверила это после того, как уже отправила тому австрияку не одно и не два безответных письма. Теперь она уже ученая, таких ляпов не допускает.

Но одно подтверждение, это еще не все, и она стала искать дальше. Где-то на второй или третьей странице она кликнула на очередной сайт с упоминанием его данных. Вдруг открылся какой-то русский сайт – типа местный сайт заштатного городишки средней полосы России. По ссылке открылась страничка «О нас», она прокрутила к низу странички и видит – о чудо! – на городском сайте далекого Мухосранска ее красавец числится в соучредителях и «бизнес-консультантах», причем есть ссылка на его мыло, которое он ей тоже дал, и на его сотовый телефон и даже факс. Примечательно, что другие учредители – две интересные женщины — одна постарше, другая помоложе.

Это была уже находка. Она хотела его сразу спросить, что это такое, и кто эти женщины, с которыми он крутит бизнес в России. Но его не было в он-лайне, и она решила, что этот вопрос дождется своего времени. Она посидела за компом еще немного, и вдруг ей захотелось проверить некоторые свои подозрения. Она зашла на сайт, на котором они познакомились, только в женский каталог и очень быстро нашла ту женщину, которую видела на мухосранском сайте. Картинка начинала понемногу принимать очертания – безусловно, его данные там появились с его согласия. Но насколько у них деловые отношения? Ответа не было.

Он появился в понедельник утром, как всегда с рабочего места. Конечно, кликнул, конечно позвонил. И снова радостное лицо, счастливая улыбка, привычные вопросы о времени без него. Она отвечала и спрашивала, и создавалось ощущение, что все в порядке, и ее сомнения надуманны. Но все же, все же, все же… факты вещь упрямая.

— Почему ты не выходил в он-лайн в выходные?

Вразумительного ответа на этот вопрос она не получила.

— Что это за сайт и что это за женщины вместе с тобой? – и она бросила ссылку.

Он начал что-то отвечать, но ей уже не хотелось ничего слушать. она не хочет вспоминать подробности, что она наговорила там сгоряча – в выражениях она мало стеснялась. Вначале он пытался ей что-то объяснить. Потом вразумить, потом замолчал. Было видно, что он расстроен. Но он еще пытался возразить.

Она вспомнила все – и его молчание в выходные дни, и его сепаратед, и его жены, и их офисную любовь. Все свои сомнения она доставала , как очередную карту их колоды.

Потом он просто выключил камеру и удалил ее из контактов.

Все было кончено. Ее копилочка пополнилась еще одним козлом. Правильно говорили девы на форуме – на сайтах сидят одни лузеры и придурки. Сколько времени потрачено, сколько сил ухлопано, сколько вывернуто наизнанку и все мимо, мимо, мимо. Да пошли они, эти умники, куда подальше. Каждый хочет получить и желательно бесплатно, зато что-то дать совершенно не торопиться. Такого добра и в родных пенатах навалом.

Можно было еще долго доругиваться и хорохориться… А толку? И она вдруг заплакала, жалея себя, свои силы, и свои повергнутые планы на будущее…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *